Главная
О проекте
Газета "Красная звезда"
Поиск по сайту

Ранения, полученные на войне,
я чувствую и по сей день.

© Аркадий Григорьев

Зинаида Матвеевна Коленова

Война вломилась в каждый дом

В конце 1942 года, в начале 1943-го немцы делали пустую зону вокруг Ленинграда, все население вывозили. Все четыре семьи из нашей деревни Малое Тешково погрузили в вагоны и отправили в Латвию, – так малышка Зиночка вместе с мамой, старшими братом и сестрой, бабушкой и дядюшкой оказались под Латвией. Хоть и было Зинаиде Матвеевне в то время всего лишь около двух лет, ветеран помнит многое –

что-то по рассказам взрослых, а что-то врезалось в память ребенку так, что и через почти 80 лет она рассказывает о пережитом со слезами на глазах.

– До войны наша семья жила в деревне Малое Тешково, бывшее Финское Тешково. Моя мамочка, коренная ленинградка, вышла замуж за финна по фамилии Поккинен и приехала из города к нему. Перед самым началом войны у нее уже было трое детей – сын 1935 года рождения, дочь 1939 года и я, родилась в мае 1941 года, – рассказывает наша героиня. – Папа работал в Ленинграде, у него была лошадь и он занимался извозом. А мамочка была портнихой на дому – могла сшить все что угодно: от нижнего белья до зимнего пальто. У нас до сих пор ее машинка “Зингер” в разобранном виде стоит на чердаке.

Семья жила в достатке, о войне никто не помышлял и не предполагал подобного горя.

– Единственное, взрослые вспоминали ту небольшую войну с финнами, когда к нам присоединили территорию до Выборга и сам Выборг, и опасались, как бы не повторилось что-то подобное, – уточняет Зинаида Матвеевна. – В той войне принимали участие наши мужчины. Они хоть и финны, но тоже были призваны.

В первую же неделю после начала Великой Отечественной войны всех мужчин семьи Поккинен вызвали в Тешковский сельский совет и снова призвали на фронт.

– Кроме дядюшки Иосифа, он был ранен в советско-финляндской войне, остался инвалидом, – продолжает ветеран. – Никто не смотрел на графу “Национальность” в паспорте. Из нашей деревни на фронт ушли все – Поккинены, Юрияйнены, Валгонены, Маникайнены. Все воевали. Вернулись немногие. А кто и вернулся, тот уже инвалидом остался.

Помню, какая ужасная инвалидность была у Кирсанова из Большого Тешкова: у него не было кистей на обеих руках и он практически ослеп. Но у него была прекрасная жена, двое детей. И он работал на станке. Жена закладывала в станок заготовки, а он своими култышками им управлял.

В первые же дни войны все хозяйство, весь быт, все работы обрушились на плечи оставшихся в деревне женщин да детей. А в середине июля Большое и Малое Тешково уже были заняты немцами.

– Они шли со стороны Нарвы, очень широко шагали, – уточняет наша героиня. – Занимали дома, которые им нравились. Забирали все, что можно было. И сразу же, с первых дней все должны были на них работать. У дедушки дом был большой. В одной половине он жил, во второй мы. Так вот дедушкину половину сразу отобрали, туда поселили немецких офицеров, а мы все жили на бабушкиной стороне. Вся семья на одной половине. И мама должна была готовить для немцев обеды.

А что делать? Самыми бесправными в военное время становились мирные жители, попавшие под немецкую оккупацию. Фашизм, который они так ненавидели, ворвался в их жизни, дома и семьи, не просто забрал мужчин: отцов и сыновей, но и вломился в каждую дверь.

– Мама говорила мне, что поначалу немцы особо не зверствовали с местным населением. В нашей деревне было терпимо. А самыми страшными были гестаповцы, – продолжает Зинаида Матвеевна. – Они жили в деревне Клопицы, дальше по волосовской дороге. Они заняли клопицкий аэродром, и вот там людям было очень страшно, прятались по подвалам и кто где только мог. А у нас же были еще и партизаны. Знаете Александра Адольфовича Ингинена? Он был командиром 12-й партизанской бригады. После войны работал директором совхоза “Гомонтово”, и все, что сейчас вы здесь видите, было при нем построено. При нем же начали строить первые пятиэтажные здания и вот этот Дом культуры, где мы с вами сейчас находимся, – в голосе ветерана звучит гордость за героического земляка и сильного, волевого человека.

В конце 1942 года немцы начали зачищать территорию вокруг Ленинграда.

– Местное население сортировали, – тут в голосе внешне хрупкой Зинаиды Матвеевны прозвучали жесткие ноты. – Просто сортировали. И финнов, несмотря на то что они были местными, коренными жителями Ленинградской области, грузили в вагоны и отправляли в Финляндию. А русских – в Прибалтику. И нас – маму, бабушку, тетушку, дядюшку и детей – угнали в Латвию.

Там пленников распределили по хозяевам. Семью Зиночки поселили в крохотную комнатку.

– Когда мы все заходили в нее и устраивались на ночлег, пройти по комнате было невозможно, – вспоминает ветеран. – На небольшой кровати спали только я и старенькая бабушка, остальные на полу, впритык друг к другу. Дядюшка работал конюхом, тетушка – на скотном дворе, брат пас коров, мама все так же трудилась портнихой. Вот сошьет она что-либо для хозяев, а им если понравится, то дадут нам покушать что-нибудь получше.

Работали на износ, каждый кусочек хлебушка потом отрабатывали. А как относились хозяева к работникам?

– Да вроде не зверствовали особо, – говорит наша героиня и рассуждает:

– Я так понимаю, и мама мне говорила, что они над нами сильно не издевались, потому что чувствовали, что скоро наши солдаты придут, и боялись. Знали, что немцы долго не удержатся. Когда взрослые вечером собирались за нашим маленьким столиком, то я слышала их разговоры, что скоро, скоро нас освободят. Наши войска уже близко. А откуда они это знали? Правильно, от самих латышей! Боялись они, что наши идут.

Помнит Зинаида Матвеевна и то, как перед самым освобождением вокруг стали исчезать зажиточные, богатые местные жители.

– Многие из них сотрудничали с немцами, прислуживали им и понимали, что туго им придется. Вот и старались скрыться, убегали.

На всю жизнь запомнила Зиночка, как в один из дней в комнатку забежал брат.

– Он кричал, танцевал, прыгал, – от нахлынувших эмоций на глазах ветерана заблестели слезы. – Он увидел наших солдат! Кричал: “Наши пришли, наши!”. Какое это было счастье! Не только мы радовались, но и солдаты наши были такие веселые, радостные, что они дошли, что живы, что освободили своих.

А потом началась долгая проверка.

– Нас всех поместили в лагерь, в общем даже неплохой такой, и каждый день всех взрослых вызывали на допросы, сверяли всю информацию, делали запросы, кто ты такой, откуда, что здесь делал. И каждый раз сверяли, что ты вчера говорил, а что говоришь сегодня. Потому как если соврешь, то обязательно запутаешься.

После всех, прошедших проверку, формировали в группы и железнодорожными составами отправляли на Родину.

– Вот и приехали мы домой, на станцию Волосово. В чистое поле. Мамочка оставила нас на станции, а сама побежала отмечаться, что мы прибыли. Позже за нами приехал родственник на машине, которая топилась дровами. Вы знаете, что были такие машины? – улыбается ветеран. – Рядом с кабиной в ней была печка, куда закладывали чурбачки. И она ехала – то ли на дыму, то ли на жаре.

Родная деревня встретила семью Поккинен полной разрухой. От некогда крепкого добротного дома остались только стены.

– Стали мы собирать, что где можно было найти. Окна заколачивали чем придется. Нас спасло то, что на бабушкиной половине уцелела русская печка, на ней какую-никакую еду готовили, на ней же и согревались. Да еще корову мы из Латвии привезли. Командир войсковой части, что нас освободила, выделил большим семьям по корове. А еще, наверное, он уже тогда знал, что наш папа погиб, вот и помог нам с коровушкой. Мы-то о том, что папа не вернется, узнали только в 1946 году, когда в деревне заработал сельсовет и туда пришли первые документы. Вызвали тогда мамочку туда, а когда она вернулась, так горько плакала. И мы все с ней вместе.

Лето 1945-го оказалось для семьи Зиночки даже более тяжким, чем оккупация и работы в Латвии.

– Как я вам уже говорила, коровка нас спасала, русская печка да то, что лето было на дворе, – продолжает наша героиня. – Для нас вся трава съедобная была, в лесу грибы-ягоды собирали, а как осенью первый, хоть и плохонький, урожай собрали, так полегче стало. Картошка появилась, так вкусно было ее кушать.

Ну а самым главным было то, что все друг другу помогали.

– Такое было население, такие люди, – говорит Зинаида Матвеевна. – Предательства среди наших не было, хоть и финны, и русские вместе жили. Если видели, что человек в помощи нуждается, плохо ему, всегда помогали.

Такое напутствие дает наша героиня и нынешнему поколению: можешь – помоги. И никогда никого не осуждай!

Анна ТЮРИНА


Газета "Красная звезда" 2020г. - общественно-политическая газета Приозерского района выходит с 1940 года.
Официальный сайт: zvezda.press | Наша группа вк: priozerskzvezda
Проект реализован на средства медиагранта Ленинградской области